Все о психологии и отношениях

«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

0 0

Беседа со священником Виктором Гавришем


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Фото: Сергей Щедрин Один из супругов хочет переехать в деревню, перевести детей в другую школу, какое-то время не платить за квартиру или сэкономить на одежде. Кто должен принимать серьезное решение, если мнения разные? И что делать, если один из супругов считает себя вправе регулярно критиковать другого? Разговор со священником Виктором Гавришем. 21 Июл

Подписывайтесь на наш подкаст:


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Может ли женщина быть главнее?

— В православной традиции принято, что муж в семье главный, особенно когда речь заходит о принятии каких-то важных решений. А как на ваш взгляд? 

— В христианской семье главный Христос. Это самоочевидно, но об этом часто забывают. Дальше мы можем коснуться вопроса старшинства, что мы под этим подразумеваем. Если главный — тот, кто несет на себе всю ответственность, весь груз, то, наверное, чаще всего это мужчина, который больше работает, за которым последнее слово в каких-то ключевых решениях.

Но так бывает не всегда. Сказать, что кто-то главный просто по факту рождения и принадлежности к мужскому полу, нельзя. 

Все мы равны во Христе Иисусе, а главенство надо заслужить. Оно не означает, что человек может самодурствовать. 

В определенной ситуации женщина может быть главнее — если она лучше разбирается в каких-то вопросах и муж с этим согласен. В нашей семье, например, мы все решаем советом. Какие-то домашние вопросы, вопросы воспитания детей, их школьные дела — это чаще всего решает супруга. Но когда родителей вызывают в школу по поводу поведения, хожу я, потому что моя нервная система крепче и мне проще будет наладить спокойный диалог.

Вопросы, связанные с ремонтом, с автомобилем, с тяжелыми домашними делами, естественно, на мне. Вопрос, куда поехать в отпуск или какой диван купить, конечно, будем решать совместно. 

— Если жена следует принципу: «Муж так сказал — значит, воля Божия», кто отвечает за последствия?

— Если воля человека грешного и слабого, как и все люди, для нее воля Божия — значит, что-то не так в ее духовной жизни. Это какой-то инфантилизм. То есть женщина просто хочет сложить с себя всякую ответственность. Проблема в чем? В какой-то момент будут последствия решений, в том числе и неправильных, а она вообще не в курсе, что происходило и какие там решения муж принимал. Я считаю, что это неправильная установка изначально. 

Мужу это может показаться более легким путем, особенно если он человек тщеславный, властолюбивый, но в какой-то момент он может не справиться с ситуацией, и самое главное — с ним рядом будет человек, который и не привык, чтобы с ним советовались, жена ему ничем не поможет, просто потому что она слабая, инфантильная и плывет по течению.

— Может быть, жена и не очень согласна, что муж главный, но он на этом настаивает.

— Это уже потенциально конфликтная ситуация. В каких-то моментах житейских, третьестепенных можно и уступить, где-то промолчать. В вопросах принципиальных, конечно, каждый имеет право высказывать свое мнение, и оно должно быть учтено.

За последствия отвечают оба. Апостол Павел говорит, что во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, ни мужеского пола, ни женского, но все едины.

Женщина просто в силу культурных, исторических традиций была на вторых ролях, особенно на Ближнем Востоке времен апостола Павла.

Но это различие скорее культурное, чем онтологическое. 

Поэтому можно сказать так: капитан корабля несет всю ответственность за принятие решений, но, если он будет принимать их, ни с кем не советуясь, он может приплыть не туда. И если уж договорились, что муж глава семьи, то это не значит, что он единолично все решает. 

— Насчет принятия решений — о чем и как договариваться супругам и когда это нужно делать? До брака? В начале семейной жизни? Потом уже поздно? 

— Я думаю, что договариваться надо постоянно. Семья, как говорят психологи, это проект — на всю жизнь или на ее значительную часть. Я сам в браке 17 лет, и мы все время ищем компромиссы. Нет такого, чтобы один раз что-то решили и до сих пор по этому алгоритму действовали. 

Все, что будет оговорено до брака, еще много раз поменяется в процессе, потому что изменятся обстоятельства, родятся дети, будет переезд, еще что-то. Будут меняться ситуации, придется менять и свое отношение к тем или иным вещам.


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Люди, которые вступали в брак в 20-25 лет, это не те, которые живут в браке в 40 или 50. Они развиваются, ищут, совершают ошибки, находят правильные решения, находят и неправильные, но очень важно, чтобы в их отношениях были доверие, готовность слышать, взаимное уважение. Если отношения превращаются в самоуверенный и властный монолог одного и рабскую покорность другого, они болезненны. 

— Нам пришел вопрос от читательницы: «Муж часто давит в спорах и аргументирует именно тем, что он муж и он так решил. Как объяснить, чтобы не было обид, что он не прав?»

— Это очень странный аргумент… С ним даже трудно спорить, настолько он иррационален. Ну ты так решил, хорошо. Ты решил, например, купить себе розовые кроссовки — ты муж, так решил. Надо учитывать, конечно, последствия, потому что окружающие могут розовые кроссовки не оценить, особенно где-нибудь в провинциальном райцентре.

А то, что касается всей семьи, уже решают оба. И опять же, супруга может сказать: «Знаешь, давай так: мы поступим по-твоему и посмотрим на последствия. Если они нам не понравятся, давай все-таки сделаем по-моему». 

Но если этого нет, если всегда муж давит силой своего авторитета — реального или мнимого, потому что бывают ситуации, когда мужчина высокий, крупный, с громким голосом, а женщина маленькая, хрупкая, не очень, может быть, уверенная в себе, ему проще над ней доминировать, — будут ли эти отношения гармоничными? Конечно, нет. <…> 

Что будет, если побольше молчать? 

— Читательница пишет, что муж не дает ей права на собственное мнение: «Женщине надо больше молчать». Вообще самоутверждение супруга в семье — оно как должно происходить? И где грань, когда начинается абьюз?

— Наверное, самоутверждаться можно в спортзале, на футбольном поле. А семья — это место, где надо вместе жить в любви, согласии, доверии, уважении и заботе друг о друге. И когда начинается, что «ты должна молчать, ты женщина, а я мужчина, поэтому я прав», это очень тревожный звоночек, потому что за такими вещами чаще всего следует агрессия вербальная, а потом, может быть, и физическая. Начинается все незаметно, а дальше — больше.

В такой ситуации нужно очертить и четко обозначить свои личные границы: «Я имею право на свое мнение, я имею право принимать решения по каким-то ключевым вопросам. Я могу быть согласна с тобой или нет, и ты должен уважать мое решение и принимать его». 

Если муж настаивает и давит, тут начинает трещать по швам сама идея семейных отношений, чем бы человек это ни аргументировал.

Он может говорить: «А вот сказано у апостола Павла, что жены ваши в церквах да молчат». Есть такая фраза, и к ней любят апеллировать — особенно такие, знаете, дяденьки в кирзачах, борода лопатой. Надо посмотреть вообще, о чем говорит апостол Павел. Представьте себе: Ближний Восток, малограмотные женщины. Конечно, если они начинали в церковном собрании что-то обсуждать, это превращалось просто в восточный базар. Но это не означает, что женщины в принципе не могли в церкви что-то говорить.  

И когда мы слышим такую аргументацию, мы должны сказать: «Подожди, давай подумаем, о чем вообще изначально шла речь. Может быть, ты просто подводишь какую-то религиозную базу под свои личные предубеждения?»

— Когда один из супругов стремится контролировать каждый шаг другого, что с таким делать?

— Можно и нужно интересоваться жизнью друг друга, но контроль, основывающийся на подозрении и недоверии, — нехороший знак. К сожалению, это часто бывает со стороны мужчины — такая неоправданная ревность, просто собственнический инстинкт: «Ты не имеешь права ни с кем общаться, никуда ходить».

Здесь или придется это обсуждать, или эти отношения развалятся. К сожалению, люди такого склада в большинстве случаев не готовы поступиться своими привычками, то есть человек даже не видит в этом проблему: «Да, я контролирую, потому что я имею на это право». Такие отношения во многих случаях просто обречены на развод.

— С чем связано стремление все контролировать?

— Тут много причин. Какие-то неизжитые детские комплексы, неуверенность в себе. Если человек самоутверждается в семье, он, может быть, в жизни-то себя не особо нашел: на работе занимает не очень высокую должность, друзья его не ценят, никто его не уважает. Зато в семье он король, домашний тиран. Это причины психологические, но очень многое здесь решает и воспитание.


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Например, в семье был жесткий отец или, наоборот, контролирующая мать и слабовольный пьянчужка папа. И вот девочка, имея жесткий характер и склонность к властности, подсознательно будет искать такого же мужчину и пытаться его контролировать. Закончится все тем, что ее муж станет искать на стороне людей, которые его будут уважать и ценить.

Самый частый вопрос у мужичков за гаражами: «Ты меня уважаешь?» — «Уважаю». — «Наливай». Почему? Потому что Петрович меня уважает, а жена дома унижает, обзывает последними словами при детях, ни во что меня не ставит. Это тоже проблема.

— А что делать, если муж алкоголик и «самоутверждается» как раз пьяный?

— Если речь о человеке в нетрезвом, агрессивном состоянии, разговор уже бесполезен. Если он пришел домой пьяненький и лег спать, можно с утра потом эту проблему обсудить. А если он качает права, здесь надо найти возможность не вызвать конфликт. Если же он ведет себя агрессивно — брать детей, уходить к маме, к папе, к подруге и ставить вопрос ребром: «Либо ты лечишься, либо нам придется расстаться». 

Я девять лет занимаюсь помощью алко- и наркозависимым. Был случай, когда мне лично пришлось ехать с женщиной, с участковым (на всякий случай мы еще взяли прихожанина, такого крепкого, крупного мужчину) и разговаривать с ее мужем, чтобы в нашем присутствии она собрала вещи, документы и смогла выйти из квартиры, потому что он ее не пускал. Такие домашние деспоты очень смелые только один на один.

Многие женщины не видят перспективы, они думают, что эту проблему невозможно решить.

Не все знают, что есть, например, общецерковный отдел социального служения и благотворительности, в каждом храме должны быть контакты. Обратились к ответственному: «Нам некуда податься с детьми». Есть центры, которые принимают женщин в трудной ситуации. 

В крайнем случае, если в этой епархии такого центра нет, то ответственный может сказать: «Вот есть у нас женский монастырь, и там можно какое-то время пожить». Это мы пока говорим о церковных центрах, но есть еще центры светские, есть отдел по делам несовершеннолетних, отдел опеки и попечительства.

— Но женщина иногда боится выносить сор из избы, потому что ей страшно или стыдно.

— Да, страшно, стыдно, но здесь надо понимать одну простую вещь. Если мы говорим о семейном насилии, а тем более о пьянстве, употреблении каких-то других психоактивных веществ, то с течением времени все будет усугубляться. «Не выносить сор из избы» закончится тем, что этот сор накопится, взорвется и окажется на улице в самый неожиданный момент. 

У меня был трагический случай на предыдущем приходе. Ходила в храм библиотекарь из соседнего поселка. Невысокая, худощавая молчаливая женщина лет где-то сорока. Приходила не так часто — на родительские субботы, на какие-то большие праздники. У меня она исповедовалась один или два раза. И потом я вдруг узнаю от прихожан, что она зарезала мужа.

А произошло следующее. Он уже несколько лет сильно пил, поднимал руку на нее, на детей. И вот в очередной день она идет с работы и слышит дикие крики из дома. Забегает в квартиру и видит, что муж — высокий, крупный мужчина — бьет ногами их двенадцатилетнюю дочь: она лежит на полу, и он просто почти на ней прыгает. Как потом выяснилось, он пришел домой нетрезвый, ему что-то не понравилось в поведении дочки, решил повоспитывать. 


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Женщина попыталась его оттащить — конечно, у нее ничего не получилось, он ее просто отшвырнул в другой конец квартиры. Она схватила нож, подскочила к нему и закричала: «Сейчас я тебя зарежу». И он вот в таком агрессивном состоянии попер на нее, фактически навалился, упал на нож.

Она не собиралась его убивать — была в состоянии аффекта, впоследствии ее оправдали, конечно. Это все происходило на глазах четырехлетнего мальчика. Им потом пришлось переехать из поселка, потому что она не могла ходить по улице и видеть соседей, которые знали, что произошло.

— А какой был у нее выход?

— Я задал себе вопрос… Ведь она приходила в храм, почему она ни разу не сказала: «Батюшка, у меня есть проблема»? Она боялась об этом говорить, стеснялась, может быть. Что хуже всего, никто из прихожан мне об этом не сказал. Она из другого поселка, не была постоянной прихожанкой, у нас не было такого близкого контакта, я не знал их семью. Я здесь не то что ищу свою вину или оправдываюсь, но она была заложницей этих обстоятельств. 

Она думала, что как-то само собой разрешится. Ну один раз так произошло, второй, третий. Да, он пьет, и даже запоями. Но в остальное время он вроде работает и даже иногда бывает хорошим и нежным мужем, цветы дарит после ссор. 

Побьет — а потом цветы принесет, колечко подарит.

Она не видела, что можно решить эту проблему, надо было бить тревогу раньше и ставить вопрос так: или я ухожу, или ты лечишься. Если ты не хочешь лечиться в государственной больнице, мы можем пойти в храм, с тобой батюшка поговорит, даст контакты верующего специалиста. Не хочешь в храм — пойдем к обычному наркологу в больницу. Не хочешь попадать на учет по месту жительства — поедем с тобой в частную клинику, где лечат анонимно, но платно.

Есть разные пути решения, но просто пускать на самотек — это самая проигрышная ситуация. И я коснусь еще одного момента: когда советуют, что надо молиться, надо ездить к иконе Неупиваемая Чаша, надо ходить на акафист, это все правильно, но этого недостаточно.

— То есть отмолить нельзя?

— Не то чтобы нельзя. Понимаете, в чем тут дело… Что значит «отмолить»? Есть же воля самого человека. Наши молитвы могут дать нам душевный покой, Господь может выстроить обстоятельства жизни этого человека так, чтобы он задумался.

Вот одна женщина говорит: «Я начала молиться за мужа, буквально через месяц у него случилось сильное прободение язвы желудка, он чуть не умер». Положили в больницу, врач ему сказал: «Или ты полностью завязываешь, или ты умрешь». Ему пришлось перестать. Она связывает это со своей молитвой. Можно здесь увидеть случайность, неслучайность, мы говорим о фактах: она молилась — спустя некоторое время обстоятельства заставили его бросить пить. 

Проблема в том, что его желание никуда не делось, просто он пока боится. Если вдруг здоровье улучшится настолько, что он сможет себе позволять, он начнет это делать снова. Преодоление греха не произошло. Есть такой термин — сухой алкоголик. Пока внешние обстоятельства не позволяют, я не могу, но в принципе очень хочу и, как только появится возможность, опять это сделаю.


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Поэтому здесь, помимо молитвы, нужно действие. Вот мы молимся, чтобы у нас был хороший урожай: «Господи, пошли погоду замечательную, чтобы дожди были вовремя, чтобы солнышко светило, чтобы градом не побило». Помолились. Что-то я забыл сделать… А, надо же перекопать грядку, посадить, поливать, пропалывать! Здесь то же самое. Нужна работа.

Что делать, если супруг критикует и высмеивает? 

— Мы с вами поговорили про насилие явное, но есть насилие, которое как насилие не воспринимается. Например, обесценивание. Что делать, если один из супругов — мишень для сарказма и насмешек?

— В ситуации абьюза, унижения, обесценивания, если мы ее пускаем на самотек, человек, не видя никакого противодействия, будет идти все дальше и дальше. Закончится это тем, что с ним женщине или будет невозможно жить, или она сломается. 

Можно встретить таких бабушек… Ее дедок, замухрышка уже, а материт ее по-черному. И она воспринимает это как должное: «Да, он у меня такой матерщинник, ну а что делать? Мы с ним пятьдесят лет живем». Ну да, здесь уже трудно что-то поменять. А может быть, когда им было лет по сорок, она могла бы ему сказать…

Я думаю, что тут вопрос даже не только духовный, но и культурный, воспитательный. Чаще всего люди это несут из семьи.

Отец, например, так делал с мамой, и вот сын неосознанно продолжает то же самое. Или девочка. Не зря же психологи говорят, что девочки ориентируются на модель поведения матери, а в выборе супруга — на своего отца. И если отец унижал, обесценивал мать, она выберет мальчика, который будет вести себя с ней так же. 

— То есть это работает, даже если девочка себе говорит: «Я не хочу и никогда не буду делать так, как мои родители»? 

— Очень часто. Она может не хотеть и стараться этого не делать, но она не знает, как. Если человек не знает модели выхода из семейных конфликтов, он интуитивно может до этого дойти, но, наверное, лучше будет посмотреть какие-то видеоуроки, лекции известных психологов по семейным взаимоотношениям, еще лучше — личная консультация. Если есть священнослужитель, которому эта женщина доверяет, она может прийти и сказать: «Батюшка, у меня вот так вот, мне это не нравится, что с этим делать?» 

Если этот мужчина сам верующий, то батюшка может поговорить с ним, сказать: «Дружок, ты не прав, давай-ка поработай над собой, обрати на это внимание». А может быть так, что человек не видит в этом проблемы: «Тебе не нравится — уходи». Ну что же, придется уйти, терпеть это нельзя.

Надо об этом говорить — как сейчас есть модное выражение — словами через рот. Такой видел смешной мем… Лежит девушка в кровати, засыпает, и у нее мысль: «А вдруг он и правда не умеет читать мои мысли? Да нет, ерунда какая-то». Но партнер на самом деле не умеет читать наши мысли. Надо говорить: «Знаешь, вот ты вчера так сказал, а были посторонние, мне это было неприятно…» 


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Особенно критика при посторонних — это вообще недопустимо. Муж жене может сказать по-доброму наедине: «Мне кажется, что этот цвет тебе не идет. Леопардовые лосины при твоих ста с копейками килограммах мне кажутся лишними». Но опять же, если супруга скажет: «Нет, я хочу», ну и все, пусть ходит. Она будет выглядеть, может быть, немножко забавно, но ты же смотрел глазами, когда женился на ней, терпи ее недостатки. А она будет терпеть твои.

Часто многие мужчины, которые так тонко ценят внешность своей супруги, на себя внимания не обращают. Они ходят с пивным животиком, в растянутых майках, небритые, непричесанные и считают, что им это необязательно. Ты должна выглядеть идеально, а я мужчина, мне можно. Нет уж, дружок, давай-ка ты тоже за собой следи. 

— Бывает так, что из-за супруга/супруги страдает самооценка: «Да кому ты, кроме меня, нужна/нужен?» Как с этим справиться? 

— Говорить, надо обязательно озвучивать свое несогласие с этим. Человек тем самым пытается осознанно или неосознанно манипулировать, привязывать вас к себе: никто тебя не любит; ты никому не нужен/не нужна; только рядом со мной ты обретешь свое счастье; только я тебя с помойки подобрал и из тебя человека сделал, поэтому ты никуда от меня не денешься. Это манипуляция. 

— Особенно если есть финансовая зависимость. 

— Да, это вообще очень сильно усложняет дело. Бывает, что, например, муж занимает хорошую должность, зарабатывает большие деньги, а женщина вообще не работает, вся в семье, и он начинает самоутверждаться за ее счет: обесценивает, унижает, говорит, что «ты никому не нужна без меня».

Я думаю, что здесь надо все озвучивать: «Знаешь, я с этим не согласна. Если ты не поменяешь свое отношение ко мне, с моей стороны будут какие-то санкции. Например, я не буду готовить твои любимые блюда. Будешь есть макароны». 

— Он скажет: «А я тебе денег не дам».

— Я кормлю твоих детей, на что ты не дашь денег? На свою семью? Если дело дойдет до того, что реально начнет в деньгах ограничивать, шантажировать, уже надо уходить от такого человека. В 90% случаев человек так делает, потому что ему никто ничего не говорит, это воспринимается как должное, и он думает: «Значит, так и надо».

Как только он почувствует, что его поведение вызывает ответные шаги, неприятные для него, то ему захочется что-то изменить.

Если не захочется, если человек настолько самоуверен, тут надо смотреть, какая ситуация. 

Если это время от времени колкие выражения — ну такой человек саркастичный, с тяжелым характером, но в целом он заботливый отец, хороший муж — это одно. А если человек постоянно унижает, ограничивает в деньгах, в чем-то необходимом, это уже ни в какие ворота. Пользоваться своим преимуществом в чем-то — это просто не по-мужски. Но не стоит думать, что такая ситуация никак не может быть решена.

Просто приведу пример из своей практики. Женщина приехала издалека, вышла замуж здесь, тогда за военного, сейчас уже бывшего, у него неплохая пенсия, он работал, в деньгах не был сильно ограничен. Многодетная семья, она никогда не работала — не было необходимости. Женились по любви, прожили вместе 20 лет, и в какой-то момент человек стал себя вот так вести: «Ты ничтожество, я тебя подобрал, ты приехала сюда только ради моей квартиры, моего положения. Если тебе что-то не нравится, уезжай обратно, там тебя никто не ждет».

Но проблема в том, что он не просто это говорил, началось рукоприкладство — и в ее адрес, и в адрес детей. Ко мне пришли прихожане, рассказали, потом она приехала, мы поговорили. Этот вопрос решался долго, муж не верил, что она решится от него уйти, ей было некуда. И она с детками уехала в женский монастырь, пожила там несколько месяцев. В это время шел суд, который разделил имущество, естественно, ей досталась часть, потом они смогли с помощью добрых людей купить квартиру, и сейчас она живет отдельно.

Бывший муж теперь воскресный папа, иногда приезжает общаться с детьми. Вот если бы все оставили? Чем бы это закончилось? Я не думаю, что чем-то хорошим. Даже «Основы социальной концепции Русской Церкви» допускают развод не только в случае, например, супружеской измены или наркомании, алкоголизма одного из супругов, но и в том случае, если поведение одного создает угрозу для физического или психического здоровья другого супруга и детей. 

— Как все-таки отличить разумную критику от обесценивания? 

— Разумная критика созидательна, она мотивирует. Человек может сказать: «Ты знаешь, ты такой замечательный, только вот хорошо бы исправить то-то, то-то, и будет еще лучше». «Милая моя, ты у меня такая красивая, но мне кажется, что вот именно эта шляпка тебе не идет».


«Я муж, и я так решил». Кто в семье главный?

Но когда человека начинают унижать, когда он чувствует себя разбитым после этого, то, конечно, такая критика разрушительна. Можно наговорить самому близкому человеку очень жестким тоном таких вещей, что у него просто опустятся руки и ему будет тяжело дальше жить. Поэтому все должно быть с любовью.

Если мы хотим сказать что-то критическое, мы должны взвесить момент, когда мы это скажем, чтобы человек не был усталый — не когда он в конце тяжелого дня приходит, вывалить свои замечания, а когда все в хорошем настроении, отдохнули: «Милый мой, замечательный. Вот я твой шуруповерт достала, а к нему вот эти гвоздики. Я только не знаю, как они называются. Может быть, ты сам все-таки прикрутишь эту полочку?» И он прикрутит. 

Или муж скажет с любовью жене: «Знаешь, ты такая у меня рукодельница, но суп… что-то с ним не то. По-моему, он пересолен». Вместо того чтобы ходить с обиженным видом и ждать, пока она сама догадается. А ведь бывают ситуации, что из-за какого-то пустяка — скандал, и люди потом начинают выяснять: «А что ж ты мне не сказала русским языком?» — «А ты что, сам не видишь?» Ну не видит человек, вот есть у него такая проблема: не умеет он читать мысли. Надо говорить.

Фото, видео, монтаж: Сергей Щедрин

Помогите Правмиру Любая сумма, даже самая незначительная для вас, очень важна нам сейчас. Пожертвовать на работу Правмира Помогите Правмиру Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ. 18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами! ПОМОЧЬ

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.