Все о психологии и отношениях

«Я живу ради тебя!» Когда любовь к близким превращается в созависимость

0 0

И чем плох призыв «нести свой крест»


«Я живу ради тебя!» Когда любовь к близким превращается в созависимость

Сын-подросток отбился от рук, муж не хочет работать, а начальник требует, чтобы сотрудница сутками не выходила с работы. Все эти ситуации могут говорить о созависимом поведении человека, которым пытаются манипулировать через стыд и вину. Как распознать эту проблему и найти помощь, рассказывает психолог Петр Дмитриевский. «Правмир» публикует отрывок из книги «Путь независимости», которая вышла в издательстве «Никея».

Что такое созависимость и контрзависимость

Близкие отношения вместо того, чтобы стать почвой для внутреннего роста и любви, могут превратиться в токсичные и разрушительные. В общих чертах можно выделить две формы зависимости, касающиеся близких отношений. 

В первом случае у человека заболевает «орган», отвечающий за любовь. Вместо здорового служения близким он запускает медленное, но верное самоуничтожение. Вместо любви, в которой всегда есть место уважению другого и к собственному человеческому достоинству (христиане сказали бы — уважение к Божьему образу в себе), человек растворяется в своем партнере, мимикрирует под прихоти начальника или сына, исчезает как отдельная, самостоятельная личность. Это и есть «созависимость».

Пример из фильма «Осенний марафон»

Кинофильм «Осенний марафон» — сборник ярчайших иллюстраций поведения созависимого человека. Главный герой Андрей Бузыкин обзавелся большим количеством значимых отношений: жена Нина, подруга Алла, сосед Василий Игнатьич, коллеги Варвара Никитична и Билл Хансен. Андрей никого из них не может обидеть и никому из них не может отказать. 

— Андрей, — интересуется Билл, — может, у вас тоже работа? Может, я отнимаю время? 

— Ну что вы, ничуть, — отвечает герой, у которого подходит срок сдачи перевода. 

А вот другая показательная ситуация. Андрей разрывается между подругой Аллой и коллегой Варварой, которая нуждается в его помощи для перевода текста. Обе женщины разыгрывают роль Жертвы, предлагая Андрею роль Спасателя, от которой ему не может позволить отказаться токсическая вина: 

— Ты будешь смеяться, у меня опять не приняли. Сказали, не соответствует стилистике. Ничего не могу сообразить. Приезжай, мне очень худо! — зовет Андрея на помощь Варвара. 

— Извини, сейчас никак. 

— Ну, попозже. 

— И попозже никак. 

— Тогда я погибла, — усиливает давление Варвара. 

— Бросила трубку, — делится своей растерянностью с Аллой Андрей. Он долго мучается виной, затем предлагает Алле: 

— Ты идешь смотришь кино. Я бегу к Варваре, перевожу ей несколько фраз. А после сеанса жду тебя внизу, у афиши.

Во втором случае может заболеть «орган», отвечающий за верность себе и самостоятельность. Такому человеку, наоборот, сложно приблизиться к другому, заметить его, оказать милость. Вместо здоровой автономии человек развивает изоляцию и безжалостность. Чувство собственного достоинства (царственная принадлежность к Божьей семье) оборачивается неспособностью любить. Говоря об этой ловушке, мы будем использовать понятие «контрзависимость».

Пример из сказки Сергея Козлова

Удачным примером контрзависимого будет один из героев сказок С. Козлова: 

Однажды Ежик и Медвежонок мечтали… Медвежонок спросил: 

— А почему ты такой колючий? 

— Потому что если бы я не был такой, меня бы все гладили и любили! 

— А что в этом плохого? 

— Любовь, как лето, быстро заканчивается… A когда бы любовь закончилась, я бы умер… А я хочу жить!

Обнаружить и признать в себе эти проблемы бывает очень трудно, ведь они являются искажением важных, прекрасных способностей человека. «Грех» (на греческом языке — «амартейя») переводится на русский как «промах», выстрел мимо цели. Медленный суицид созависимого его сознание маскирует под служение, изоляцию контрзависимого — под самостоятельность. Так же, как алкоголики и наркоманы, зависимые от отношений надежно вооружены психологическими защитами и искажениями восприятия.

5 признаков созависимых людей

Как мы уже говорили, поначалу термин «созависимость» использовался для описания поведения родных людей с алкоголизмом и наркоманией. Психологи обнаружили, что эти зависимости меняют не только психику зависимого, но и мышление, поведение, восприятие мира у тех, кто долгое время живет с ним, в первую очередь ближайших родственников. 

При исследовании поведения и мышления родственников зависимых у них обнаружились общие особенности. 


«Я живу ради тебя!» Когда любовь к близким превращается в созависимость

  1. Навязчивая потребность контролировать жизнь близких, опекать их, заботиться о них.
  2. Созависимый озабочен не только поведением близких, но и впечатлением, которое производит семья на окружающих. Он использует самые разные методы контроля: угрозы, шантаж, уговоры, скандалы. 
  3. Низкая самооценка. 
  4. Созависимые особенно остро нуждаются в одобрении, похвале, признании своей нужности. 
  5. Неумение отказать, остановиться. Иногда неумение сказать «нет» приносит больше вреда, чем пользы, например, когда созависимые покупают близким алкоголь или достают наркотики по их просьбе. 


«Я живу ради тебя!» Когда любовь к близким превращается в созависимость

Позже наблюдения психологов и психиатров позволили выделить особый вид расстройства личности, не связанный напрямую с длительными отношениями с алкоголиками или наркоманами. Его стали называть «зависимое расстройство личности» или «расстройство личности в виде зависимости» и включили в международные классификации болезней (DSM и МКБ). Объединим описания схожих симптомов из этих двух систем в общий список. 

  1. Без советов, рекомендаций, одобрений и подбадриваний со стороны окружающих таким людям трудно принимать самостоятельные решения и проявлять инициативу. 
  2. Трудно дается им и выражение несогласия с другими (даже если они осознают, что сказанное неправда или является чем-то вредным) из-за страха потерять материальную поддержку или одобрение. Эти люди становятся очень податливы желаниям других. 
  3. Они уклоняются от предъявления требований окружающим, в том числе и самых разумных. 
  4. Ради получения опеки и поддержки от тех, кто находится рядом, такие люди могут добровольно вызываться делать неприятные, унизительные для себя вещи. 
  5. Им свойственно чувство беспомощности, преувеличенный страх неумения о себе позаботиться. Они избегают одиночества. У них появляется склонность экстренно заводить новые отношения, если предыдущие заканчиваются. Такие люди думают о себе как о беспомощных, некомпетентных существах, которым не хватит сил, чтобы выжить. 
  6. Им трудно понять, «кто я», и эта особенность делает их зависимыми от мнения окружающих. 

Как люди манипулируют нами через стыд и вину

Так же, как и в случае развития химической зависимости, созависимое поведение подпитывается страхом, токсичным стыдом и токсичной виной. У такого человека нарушено базовое доверие к миру: он воспринимает его как опасный, а не привлекательный. 

Созависимый так хорошо помнит опыт беспомощности, что в его памяти не остается эпизодов успешного совладания с трудностями.

Примеры посланий, которые поддерживают податливость созависимого через страх: 

  • Напоминание мужа о том, что «одной женщине в этом мире не выжить». 
  • Раздувание опасений коллег по поводу надвигающегося кризиса: «Если вы уволитесь из нашей компании, вы не сможете трудоустроиться в другом месте».
  • Угрозы дочери-подростка вскрыть себе вены, если мать не разрешит ей уехать с друзьями на выходные в другой город.
  • «Вне нашей религиозной группы все люди испорченные и корыстные. Если будешь иметь с ними дело, они тебя предадут и используют. Только в нашей общине ты в безопасности».
  • Токсический стыд мешает таким людям стать самостоятельными и осознать, кем они являются на самом деле. Созависимый благодарен своему партнеру за то, что тот терпит его, такого гадкого и отвратительного.

    
«Я живу ради тебя!» Когда любовь к близким превращается в созависимость

    Согласие на близость трактуется созависимым как уникальное везение или снисхождение. Примеры посланий, поддерживающих податливость созависимого через токсический стыд: 

  • С таким характером вообще удивительно, что ты нашла себе мужа.
  • Странно, что ты уходишь с работы вовремя. Разве тебе все равно, что компания переживает такой непростой период? 
  • У всех мамы как мамы. Только ты у меня какая-то странная и «паришься» из-за двоек. Может быть, тебе сходить к психиатру?
  • Странно, что ты столько лет у нас работаешь и просишь совета в таком простом деле. 
  • Вызывая в зависимом человеке чувство токсической вины, люди выбирают самый «лучший» способ блокировать его самостоятельность и инициативу. Примеры посланий, поддерживающих податливость созависимого через токсическую вину: 

  • Как ты смеешь идти на работу, бросая меня здесь одну, такую расстроенную и нуждающуюся в твоей поддержке?
  • Посмотри, мама, до чего ты довела меня своими придирками из-за невымытой посуды! Я всю ночь не спала, переживала и теперь в таком состоянии не могу пойти в школу.
  • Иллюзия контроля

    До тех пор, пока созависимый не осознает, что движется по ложному пути, теряя себя, он идет в направлении, схожем со стадиями развития алкоголизма или наркомании. Происходит повышение «дозы» (например, увеличивается частота звонков сыну с целью узнать, где он и все ли с ним в порядке), потеря контроля над ситуацией (приезды на работу к возлюбленному в дневное время), дают о себе знать проблемы со здоровьем из-за того, что созависимый перестает следить за собой и не обращает внимания на болевые симптомы. А вот еще один характерный пример созависимого поведения.

    Пример из практики

    На приеме у психолога женщина по имени Татьяна. Она жалуется, что муж подолгу сидит без работы. В первый раз он потерял работу еще в самом начале их отношений, но через пару месяцев снова нашел источник дохода. Тогда Татьяна была влюблена и ей не приходило в голову говорить с любимым о деньгах. 

    Напротив, такой разговор выглядел бы, с ее точки зрения, «слишком пошло». Она была не против зарабатывать на нужды новой семьи. Но последний эпизод, когда муж не работал, явно затянулся: уже два года семья живет только на доходы Татьяны. 

    Супруги много и шумно обсуждают этот факт, однако муж даже не опубликовал резюме на сайте агентства по трудоустройству. Он рассказывает Татьяне, что в стране кризис, а человеку с его квалификацией найти подходящее место очень непросто. 

    Татьяна выглядит уставшей, измученной, сердитой, но гордой за то, что сама она вела себя все годы брака безупречно. Запрос Татьяны к психологу звучит так: что ей сделать, чтобы муж нашел работу? 

    Татьяна попадает в привычную ловушку для созависимых — иллюзию контроля. Она надеется, что существуют особые технологии, которые заставят ее мужа измениться. Татьяна слышала от своего духовника, что женщина должна вдохновлять мужчину на свершения. Следовательно, думает она, поведение мужа показывает, что в ней есть какая-то духовная или психологическая проблема. 

    Поэтому она формулирует еще один запрос: Татьяна полагает, что за время отношений с мужем она где-то допустила ошибку и работа с психологом поможет ей исправиться и стать более вдохновляющей фигурой для своего мужа. Такая формулировка запроса ясно указывает на проблему созависимости этой женщины: она полагает, что корень проблем лежит в ней, а потерявшего стыд мужа, который живет жизнью подростка, Татьяна жалеет, делает в своем воображении беспомощным. 

    Поняв из вопросов и комментариев психолога, что ни первый, ни второй запрос не могут быть удовлетворены, Татьяна делает еще одну попытку. Она готова сменить возможную цель работы на поиск психологических техник, которые помогли бы ей не злиться на мужа. Снова речь идет о созависимом способе построения отношений: Татьяна всеми силами избегает прямого конфликта с супругом, обсуждения, кто в их паре за что будет отвечать, какое соглашение между собой им нужно заключить. Такой проясняющий разговор может привести и к расставанию, которое для Татьяны при ее нынешнем способе жизни невыносимо. 

    Женщина видит себя только в формате принадлежности кому-то, поэтому предлагает психологу оставить отношения с супругом такими, какие они есть, и «что-то сделать» либо с ней, либо с мужем, как если бы они были лишь поломавшимися приборами.

    Как мы уже говорили, для того, чтобы обеспечить развитие своего болезненного влечения, созависимый так же, как алкоголик или наркоман, вооружается прочными психологическими защитами. Самой распространенной уловкой созависимых, оправдывающей их разрушительное поведение, является использование евангельского призыва «нести свой крест». 

    Спасение спивающегося мужа, служение вконец обнаглевшему сыну-подростку, гиперопека явно преувеличивающей степень своей беспомощности матери объясняются следованием Христову призыву. Однако речь идет об опасной подмене, которая подкрепляется «тяжелой артиллерией» психологических защит — апелляцией к священным текстам. 

    Иногда лишь кропотливая работа с психологом позволяет созависимому увидеть, где он путает служение и самоотдачу с соучастием в «делах тьмы». Только после сложной работы, цель которой — назвать вещи своими именами, созависимый может честно взглянуть на разрушения, к которым подчас приводит его «забота».

    Фото: pexels.com, freepik.com

    Помогите Правмиру Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям. Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался! Помогите нам быть вместе! ПОМОЧЬ

    Источник

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.