Все о психологии и отношениях

Делают все, что говорят друзья, и не отлипают от телефонов: гайд по мирному решению конфликтов для родителей подростков

0 0

Говорят, родители дважды переживают подростковый возраст: первый — свой, второй — детей. Справиться с этим без серьезных потерь даже один раз — уже почти подвиг, а уж когда дело касается тех, кто зависит от тебя, задача усложняется. Взрослые зачастую забывают себя в 13-17 лет, им кажется, что дети не уважают их, что им наплевать на старания и переживания семьи. В действительности происходит иное: мозг подростков формируется, гормоны бунтуют, самоидентификация только начинает проклевываться. Химические процессы в мозге побуждают его к гипертрофированной социализации. Он становится сверхчувствительным к влиянию своих сверстников.

Самое неприятное в этом — то, что ваше чадо усвоит в 11, может оказаться невостребованным в 14. И родителям трудно заранее адаптироваться к ожидающим их «американским горкам». Им не всегда легко сохранять связь, особенно на том этапе, когда ребенок захлопывает перед носом дверь своей комнаты. Как удержаться от ответной реакции? Об этом — в книге «Мы не понимаем друг друга» известного французского психотерапевта Изабель Филльозы. Она — мама двоих детей, ведущий специалист по позитивному воспитанию подростков, автор переведенных на многие языки бестселлеров по психологии и воспитанию.

Что делать, если ребенок прилип  к  своему  смартфону?

Смартфон в наше время — средство для снятия стресса. Это как игрушка для взрослых. Когда их спрашивают, какой предмет  они  спасали  бы  в  случае  пожара,  если  бы  могли  взять  
с  собой  только  что-то  одно,  феноменальное  количество  людей  всех  возрастов  выбирают  сегодня  свой  мобильный  телефон.  Известно  ли  вам,  что  уже  один  вид  телефона  вызывает в  мозге  подростка  всплеск  нейромедиаторов  радости,  удовольствия  и  благополучия? Запреты и угрозы отобрать телефон могут  лишь  усугубить  недоверие  к  взрослым и  желание пользоваться мобильным для укрепления отношений с друзьями и подругами!  Смартфон  стал  источником  приятного ощущения, что подросток не одинок, что у  него  есть  свой  круг  друзей. 

Это  своего рода  убежище,  и  не  стоит  запретами  придавать  ему  еще  большую  значимость

Текстовые  сообщения  и  социальные  сети  отвечают  сильнейшему в этом возрасте желанию социализации. Подросток особенно привязан к своим приятелям. В его мире родители чувствуют себя лишними,  что  вызывает  у  них  раздражение.

Делают все, что говорят друзья, и не отлипают от телефонов: гайд по мирному решению конфликтов для родителей подростков

Решение:

  • предложить подростку совместно поискать в интернете  информацию  о  длине  излучаемых  волн,  об  их  влиянии  на мозг  и  тело,  об  электромагнитном  загрязнении,  синем  свете, выделении  телефоном  тепла  и  его  влиянии  на  органы, если  его  носить  в  кармане  брюк
  • договориться  об условиях  пользования  телефоном,  вместе  разработать  правила, которые  соблюдаются  всеми,  включая  родителей! Если  подросток  до  такой  степени  заигрывается,  что  теряет связь  даже  со  своими  приятелями,  можно  с  ним  договориться  об ограничении доступа к  интернету  — до тех пор, пока не уменьшится количество эндогенных опиоидов в его системе вознаграждения,  и  он  сможет  снова  регулировать  свое  поведение.  Необходимо  ясно  объяснить  ему  —  так  же,  как  и  самим  себе,  —  что  речь  идет  не  о  наказании,  а  о  совместно  принятом  решении  об  оказании  ему  помощи  в  том,  чтобы  избавиться  от  этой  зависимости.  Мы  вместе,  бок  о  бок,  а  не  лицом  к  лицу.
  • исходить  из  его  страстей.  Игра,  которая  его  занимает,  проходит  в  средневековом  сеттинге? Тогда  почему  бы  не  предложить  ему  не  просто  экскурсию  в  средневековый  замок,  но  участие  летом  в  его  реконструкции?  Ключом могут послужить его интерес и исследовательская страсть. Привязка и еще раз привязка к конкретике, а также возможность обрести  опыт,  находиться  в  движении,  осуществить  нечто,  позволяющее  почувствовать,  как  выросла  его  собственная  значимость. Можно также предложить некий встречный вызов: ты определяешься  со  временем,  которое  уделяешь  телефону,  а  я  перестаю торчать за компом, отвечая на письма/прекращаю есть шоколад/бросаю  курить/посвящаю  тебе  свое  время… 

… готов  делать все, что  предлагают друзья?

Экспериментально доказано, что, оставшись одни, подростки столь же осторожны, как и взрослые, если не больше. Но  в  присутствии  друзей  и  подруг это  совсем  другая  история.  Гиперчувствительность мозга к социальным сигналам искажает реальность, восприятие  опасности  отодвигается на второй план, понижается способность  ее  оценивать. Родительские запреты ничего не значат. Подросток с неудовлетворенной  потребностью  в  общении  и  самостоятельности  перестает  воспринимать  даже  очевидную  опасность.

Решение: вместо  того чтобы обвинять подростков в том, что от них не зависит и связано  в  этом  возрасте  с  незрелостью  мозга,  давайте  направим наше  внимание  на  их  потребность  в  изучении  окружающего мира  и  совместном  труде,  на  желание  преодолеть  запреты.  Невероятная энергия подростков находит выход в том, чтобы быть частью какого-то сообщества, возглавить его, собрать музыкальную  группу,  участвовать  в  акциях  солидарности  и  т. д. Все  подростки  испытывают  потребность  в  свободе  и  возможности  реализовать  свои  творческие  импульсы  и  таланты. Если  они  не  могут  обрести  эту  свободу,  создав  новый  мир,  вложившись в некий проект, им остается только нарушать запреты и  ограничения,  чтобы  бросить  вызов  взрослым.

…. страдает от травли в соцсетях или сам ее устраивает?

Подростки  рисуют  на  столах,  разрисовывают  стены.  Они  оставляют  следы, они  шокируют,  они  проверяют  свою власть над миром… В прежние времена молодые люди звонили в  дверь  и  прятались  за  углом.  В  эпоху  телефонов  они  днями  напролет  забавлялись  телефонными  шутками.  Однако  новые  цифровые  средства  связи  усугубляют  ситуацию.  Ощущение безнаказанности, дистанция и сетевая анонимность побуждают их осмелиться говорить то, что они никогда бы не посмели  высказать  в  лицо.  Запретив  себе  проявлять  стыд,  страх,  отчаяние  из  опасения  уронить  себя  в  глазах  окружающих,  некоторые  сбрасывают  напряжение  в  сети,  выбирая  жертву.

Каждый  пятый ученик становится  жертвой  кибербуллинга

Вопреки представлениям подростка обмен мнениями в социальных  сетях  —  отнюдь  не  интимное  общение.  Все,  что  проходит  через  интернет,  является  достоянием  общественности.  Первостепенное значение имеет безопасность, однако важно уважать и  приватность. 

Делают все, что говорят друзья, и не отлипают от телефонов: гайд по мирному решению конфликтов для родителей подростков

Решение:

  • установить правило:  «Я  никогда  не  буду  читать  твой  дневник  или  СМС.  Но  то,  что  ты  выкладываешь  на  фейсбуке,  может  прочесть  любой,  в  том  числе и я. То, что не могут видеть другие, я тоже не увижу, но то, что  можно  взломать  или  просто  просмотреть,  —  другое  дело.  Нельзя  доверять  всем,  кто  может  получить  доступ  к  твоему  профилю». Ваше присутствие на его аккаунтах снижает риски. Мама не шпионит  и  не  читает  всю переписку,  но  при  необходимости  он  может  сказать  бестактным  пользователям  интернета:  «Моя  мама  может  видеть  то,  что  вы  выкладываете». Различные  приложения  позволяют  возложить  ответственность на подростка в отношении пользования соцсетями, вместо того чтобы  это  ему запрещать.
  • развивать  эмпатию. Когнитивная эмпатия, то есть способность поставить себя на место других людей зависит от развития медиальной префронтальной коры. Она увеличивается у  девочек к  13 годам, а  у мальчиков не  раньше, чем к  15,  и  ее  развитие  завершается  к  21  году. Эмоциональная  эмпатия,  то есть способность  испытывать  то,  что  чувствует  другой  человек,  зависит  от  лимбического  мозга.  Из-за  нарастающей  выработки  тестостерона  она снижается  у  мальчиков  в  возрасте  от  13  до  16  лет. Чем  они  более  физически  зрелые,  тем  ниже  у  них  способность  к  эмпатии.  К  счастью,  к  концу  подросткового возраста  к  мальчикам  возвращается  эмоциональная  восприимчивость. У девочек на протяжении всего созревания способность  к  эмпатии  остается  стабильной,  что  не  мешает им порой проявлять жестокость по отношению друг к  другу. Мальчики  в  возрасте  15–18  лет,  имеющие  обыкновение  говорить  с  отцом  и  чувствующие  его  поддержку,  проявляют лучшие  способности  ставить  себя  на  место  другого  человека,  чем  остальные.
  • забрать подростка из колледжа, чтобы уберечь его от преследований, если  ситуация  складывается  неблагоприятно. Это  несправедливо,  однако  длящаяся  травма  может  нанести  ему серьезный  вред  в  долгосрочной  перспективе.

Травля или киберугрозы — не личная проблема того или другого человека, но социальное  явление.  Поэтому  терапия  должна  быть социальной.  Это  не  злой  ребенок  и  его  жертва.  Это  групповое  явление,  которое  обращено то  на  одного,  то  на  другого  ребенка.  Если  в  учебном  заведении  или  микрорайоне  динамически  развивается  отчуждение,  у  жертвы  мало  шансов  из  него  выйти.  Регулирование  происходящего  взрослыми  меняет  ситуацию  в  группе.  

Обидчик  должен  иметь  возможность  выйти  из  своей  роли  без  унижения.  Жертве  необходимо выражать свои чувства и быть услышанной другими. Пассивным свидетелям необходимо выражать свои сомнения и  тревогу,  страх,  стыд  и  сочувствие. Всем  нужно  иметь  возможность высказаться, чтобы выйти из этой неприятной ситуации. 

Для  того  чтобы  выразить  себя,  нужно  безопасное пространство,  где  приветствуется  каждое  высказывание,  позволяющее проявлять самые сокровенные чувства, в том числе  стыд. Опыт показывает, что, если помочь им размышлять в свободной  атмосфере,  без  осуждения  и  нотаций  («Как  по-вашему,  что  чувствует  эта  девушка?»),  —  они  сразу  скажут:  «Она  испытывает страх, стыд, гнев, презрение, желание мести, огромное  одиночество…»  То  есть  они  осознают  ситуацию  и,  проявив  сочувствие,  горько  сожалеют  о  своих  поступках. Опыт  такой  беседы  каждый  раз  поражает  взрослых,  настолько  нам  трудно  понять,  что  подростки  не  осознавали  неблаговидность  своего  поступка.

… обещает и  не  выполняет?

Удерживаться  от  того,  чтобы  делать  что-то  запрещенное, подростку  гораздо  труднее,  чем  ребенку  или  взрослому. Ответственность — это компетенция префронтального мозга, которая подавляется послушанием.  Подчиняться  приказам  (делать  не  задумываясь)  полезно  в  экстренных  случаях,  но контрпродуктивно  для  развития  ответственности.
Ощущение собственной ответственности, вместо требований подчинения,  дает  гарантию  его  внимания  и  заботы  о  безопасности. 

Решение: мобилизуем  его  префронтальный  мозг:  если  приятель предлагает  тебе  прокатиться  на  его  скутере,  как  ты  отреагируешь?  У  тебя  есть  десять  вариантов…  Важно  побудить  его  найти  хотя  бы  десять  вариантов  ответа, потому что первые, которые он предложит, — это, как правило,  те,  которые  подросток  предлагает,  зная,  что  именно  этого ждет от него родитель. Они не будут действенны. Он изложит  их  ради  нас,  а  не  потому,  что  сам  так  думает.  Важно  включать  в  рассмотрение  опасные  варианты,  иначе  подросток не обдумает их заранее и не сможет подготовиться к тому, чтобы  их  отклонить!  Мы  даем  ему  продумать  максимальное  число ответов,  это  важный  процесс:  мобилизация  его  префронтального  мозга. 

Если  он  сам  себе  это  представит,  эти  картинки  в  нужный  момент  всплывут  в  его  воображении

Главное  — не  спрашивать  его,  какое  решение  он  в  конечном  итоге  предпочтет,  поскольку  это  сведет  на  нет  всю  нашу  работу. 

… никак не хочет вставать по утрам?

В возрасте от 12 до 14 лет происходит изменение ритма секреции мелатонина — гормона шишковидной железы (эпифиза), который отвечает за цикл бодрствования/сна. Естественное время засыпания подростка — от 23 до 1 часа ночи, при максимальном пороге секреции мелатонина, а пробуждение — между 9 и 10 часами, когда уровень кортизола (гормона стресса, адаптации), вызывающего пробуждение, начинает подниматься. Ученые называют эту тенденцию «задержкой фазы сна». У некоторых задержка фазы увеличивается, они не могут заснуть до 2–3 часов утра и даже позже и не просыпаются до 11. Это явление наблюдалось во всех культурах, даже тогда, когда не было телевизора и смартфона, а также у многих млекопитающих. Конечно, существует значительная индивидуальная вариативность, и некоторые люди более активны вечером, другие — утром. Тем не менее на шишковидную железу, а следовательно, и на выработку мелатонина влияет свет, особенно синий свет электронных гаджетов, а также уличное освещение, проникающее в комнату.

Решение: никаких гаджетов за час перед сном. Смартфон в режиме полета должен находиться на расстоянии более двух метров от головы. Вайфай на ночь выключен. Утром, после пробуждения, надо выпить стакан апельсинового сока (лучше сок из свежих фруктов и овощей!), чтобы повысить уровень сахара.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.